ЗакрытьСookie и политика конфиденциальности

Этот сайт использует cookie. Чтобы узнать больше об их использовании, нажмите здесь.Чтобы удалить это сообщение и подтвердить согласие на использование cookie на данном сайте нажмите "X"

Омский государственный
аграрный университет
имени П.А. Столыпина

13.02.2017 Г.И.jpg

Лежнев Геннадий Иванович
(краткий библиографический очерк)

 

Родился 13 июня 1939 года в селе Кузнецком, Аргаяшского района, Челябинской области в семье колхозников. Отец – Лежнев Иван Филиппович, был бригадиром полеводческой бригады, а мать – Лежнева (Мучкина) Стефанида Федоровна – рядовая колхозница.

Когда началась война, отца забрали на фронт, а нас осталось пятеро детей  около матери, которая спасала нас от голода, выполняя всю женскую и мужскую работу: пекла хлеб, варила кашу, рубила дрова, косила сено и с утра до вечера работала в колхозе.

Отец на фронте был трижды ранен, вернулся домой после победы, но потом прожил не очень долго.

В1946 году я пошёл в Кузнецкую среднюю школу, которую окончил в 1956 году. В школе я был старостой класса, затем секретарём первичной комсомольской организации. Учился я хорошо, старательно, с интересом, мы все учились безо всякого принуждения, родителям было не до нас. Моё свидетельство об окончании 8 классов  (оставлено в школе) – там одни пятёрки, а в аттестате зрелости - четыре четверки. У нас в школе более половины учителей были мужчины, вернувшиеся с фронта.

В 1956 году я поступил в Челябинский институт механизации и электрификации сельского хозяйства (ЧИМЭСХ). А куда же ещё? Нас шестеро из класса (28 человек) туда поступило, четверо в пединститут, остальные в вузы. В ЧИМЭСХе – учился трудолюбиво, старательно, без троек, но отличником не был.

В 1961 году окончил институт, получил диплом инженера-механика сельскохозяйственного производства, но выглядел мальчишкой. Я представил: каково мне будет руководить механизаторами – я же был на практике, знал их норов и повадки, поэтому решил пойти преподавателем в школу механизации (СПТУ), добро, что приглашения были. Надо сказать, что наш выпуск (более 250 человек) был нарасхват. За нами приезжали из Курганской, Тюменской, Челябинской областей, приглашали на работу и три места было в Омскую область: в профтехобразование, куда мы и решили поехать с подругой жизни.

С 1961 по 1963 годы работал преподавателем спецдисциплин в УМСХ №32 Москаленского района Омской области, расположенном в совхозе «Элита». Преподавать было нетрудно, так как я успел поработать и на тракторе (ДТ-75), и на комбайнах (С-6 и СХ-3) в летние каникулы и на практике. Но мне самому хотелось создавать сельхозмашины, о чём мечтал мальчишкой, работая в колхозе. Поэтому я решил пойти работать конструктором на «Омсксельмаш». Главный конструктор показал мне моё рабочее место – за кульманом, сказав: «Приходи и работай, хоть завтра, но сначала пропишись». А прописаться в городе из сельской местности тогда было проблемой. Я мыкался около месяца и не смог этого сделать, даже в Кировском районе города Омска.

Увидев в газете «Омская правда» объявление о том, что требуется инженер-конструктор во «ВНИИКИМАШ» (институт кислородного машиностроения) ,я пошёл туда и был принят на другой же день с временной пропиской в их благоустроенном общежитии.

С 1963 по 1964 года работал инженером-конструктором во «ВНИИКИМАШе». Работу освоил, перешёл уже на «узлы». Но это были, увы, далеко не сельхозмашины, которые я хотел делать.

Из разговоров услышал о Сибирской машиноиспытательной станции (СибМИС), пошёл поинтересоваться. Там испытывали наши новые и зарубежные сельхозмашины. Директор СибМИС – Кораблин Василий Иванович, узнав, что я инженер-конструктор, да ещё «сельхозник», посадил меня на «Волгу» и сам лично прокатил по объектам испытания: канадским сеялкам, комбайнам, плоскорезам и другим машинам. Мне было очень интересно и буквально через неделю я уже работал в Сибирской МИС.

С 1964 по 1977 год (13 лет) работал инженером-испытателем в СибМИС. Работа была интересной. В то время мы осваивали канадскую безотвальную систему земледелия. В Западной Сибири в 1964-1968 годах нас преследовали засухи и пыльные бури, урожаи были низкие, и мы  закупали зерно в Канаде. В СибМИС проходили испытания канадские сеялки ДК-4 фирмы «Нобл» - прототип нашей С3С-9 (СЗС-21); культиваторы-плоскорезы типа К-2 – прототип нашего КПП-2,2 (КПШ-9), Ингам-322 – прототип КПЭ-3,8 и  другие.

Результаты испытаний имели практическую и научную ценности. Мы ,молодые парни, выступали на солидных конференциях, к нашему мнению прислушивались конструкторы и учёные. Летом мы работали с утра и до ночи, зато зимой – писали протоколы по результатам испытания машин и ездили в командировки, то с отчетами, то с докладами в Москву, Ленинград, Краснодар (где был наш ведущий институт), было интересно и грешно было не заниматься наукой.

Я работал в лаборатории испытания почвообрабатывающих машин, заведующим которой был к.т.н. Огрызков Евгений Павлович, который делал докторскую диссертацию. Он руководил моей научной работой. В 1969 году я поступил в заочную аспирантуру в ОмСХИ им. С.М. Кирова, которую успешно закончил в 1973 году с защитой диссертации на тему: «Исследование технологических свойств Западно-Сибирских чернозёмов и их влияния на работоспособность плужных лемехов». Сам процесс обучения в аспирантуре со сдачей экзаменов кандидатского минимума не был для меня проблемой, но такой процесс, как оценка изменяющихся свойств наших почв был весьма трудоёмким, потому что износить лемеха, особенно наплавленные «сормайтом» за один сезон не всегда удавалось. Но при этом были выявлены важные, на наш взгляд, закономерности: что изнашивающая способность почв напрямую зависит от её твердости, которая параболически зависит от её влажности, что до сих пор представляет научную и практическую ценность.

Со времени обучения в аспирантуре я был связан с Омским сельскохозяйственным институтом, тем более, что там уже работал мой научный руководитель Е.П. Огрызков. Однако нельзя думать, что всё шло «как по маслу». Защита диссертации , например, имела определенную организационную трудоёмкость. Технически всё было готово, но мой первый оппонент, профессор ЧИМЭСХ – Виноградов В.И., сообщил мне, что на защите быть не может, но отзыв выслал. Надо было найти равноценного первого оппонента, а совет в ОмСХИ был последний раз, его перевели в Новосибирск. Мы с Огрызковым Е.П. обошли за три дня девять докторов в институтах Омска, изнервничались и только десятый – профессор Артемов А.К., который работал по бульдозерам в СибАДИ, согласился выполнить эту роль. Защита прошла успешно, но отразилась на состоянии моего здоровья. Был взят отпуск и в течение месяца оформлены документы. Зато уже в декабре Виноградов В.И. шлёт телеграмму: «Поздравляю с Новым Годом! С утверждением в ВАК!».

В 1975 году меня назначили заведующим лабораторией испытания тракторов в СибМИС (не дело же кандидата наук держать в старших инженерах). Работа была  ответственной: тогда испытывали трактор К-700. Но Сибирскую МИС стали переводить из Омска в Сосновский ОПХ. Огрызков Е.П. уже работал в ОмСХИ, заведующим кафедрой сельхозтехники. Он защитил докторскую диссертацию и, хотя и не сразу, а после дополнительных докладов, был утвержден ВАК. Он пригласил меня работать на кафедру сельхозмашин.

В начале января 1977 года я перешёл в ОмСХИ работать старшим преподавателем, а в 1979 году был избран доцентом кафедры сельхозмашин. Надо сказать, что с опытом работы инженера-испытытеля работать на кафедре было легко. Я мог дать технически грамотное описание любой сельхозмашины, мог выступить на конференции с  с конструктивными и техническими особенностями новых сельхозмашин, что и делал на практике.

Но вот  в 1984 году меня уговорили (проректор по учебной работе – Корнилович С.А.) подать заявление на заведывание кафедрой «Охраны труда» (больше видите ли некому, а тебе для роста больше случая не будет), куда я и был избран по конкурсу.

А затем так: в 1989 году был повторно избран заведующим этой кафедры, в 1991 году был переведен доцентом, а в 1997 снова был избран заведующим уже кафедры «Безопасность жизнедеятельности», уже ОмГАУ, а через 5 лет, в 2002 году снова стал доцентом кафедры БЖД. В 2007 году переведён по личной просьбе доцентом кафедры сельхозмашин ОмГАУ. А ещё через год, в августе 2008 года , был уволен в связи с истечением срока договора.

Таким образом, в Омском сельскохозяйственном институте я проработал: 8 лет – доцентом кафедры сельхозмашин, 11 лет – доцентом кафедры БЖД и 12 лет – заведующим кафедрой БЖД – итого 31 год.

Что же было интересного и замечательного за этот период времени – с 1977 по 2008 год?

Коллектив-кафедры-сельхозмашин.jpg
В это время факультет механизации, да и сам сельхозинститут, переименованный в аграрный университет (ОмГАУ), переживали период расцвета. Факультет механизации имел 10 кафедр, включая кафедру БЖД. Кафедра сельхозмашин имела сплоченный коллектив, отраженный на приведенной фотографии. На кафедре БЖД, кроме меня, работали доценты – Остроумов Валерий Лазаревич, Белолюбцев Лев Алексеевич и преподаватели: Чернякова Лидия Ивановна, Степанова Елена Андреевна, Тетерева Альбина Михайловна, Ильясов Борис Алексеевич. Деканами факультета в мою бытность работали: Грицык Игорь Матвеевич, Винокур  Абрам Исакович, Корнилович Станислав Антонович, Черняков Виталий Иванович, Соловьёв Анатолий Андреевич и Чупин Павел Васильевич. А ректорами были – Сапрыгин Георгий Петрович и Колычев Николай Матвеевич.

Учебный процесс был насыщенным: лекции, лабораторные, практические занятия, экскурсии, практики, зачеты, экзамены – всё было на достаточно высоком уровне. Надо сказать, что практические занятия на мехфаке были конкретными: работали непосредственно на тракторах и комбайнах. Создавались механизированные студенческие отряды, которыми руководили преподаватели, мне, например, два сезона довелось руководить отрядом, работающем на уборке в целинном совхозе.

Лабораторные работы, в том числе и на кафедре БЖД, проводились таким образом, что студенты самостоятельно изучали материал, производили измерения и отчитывались. Мы готовили инженеров-механиков развивающегося сельскохозяйственного производства: студенты и преподаватели относились к учебе весьма ответственно. К юбилею факультета (60 лет) о кафедре БЖД были написаны такие стихи:

Наша кафедра недавно
образована была,
С факультетом нашим славным
развивалась и росла.
Все работали помногу,
Уча, учились и росли,
Непроторенной дорогой
К вершинам правильности шли. 

Столько лекций мы читали,
Что захватывает дух,
Методичек написали:
Для расчетов и на слух…
Мы на практике бываем
И в науку нос суём,
Потому что сами знаем:
Так быстрей вперед пойдём!

Всё приборами с заводов
 Замеряли очень строго:
Чтобы были без вреда
Все условия труда!
Факультета лучший цвет
Сохраним на сотни лет.
Пусть на смену нам придёт
Очень грамотный народ!

Чтоб до этого дожить
С нами надо подружить:
Изучайте наш предмет –
Кто учён – проблемы нет!

И вот этот атрибут
Пусть у вас найдёт приют,
Потому что никуда
Без безопасности труда!

В научном плане преподаватели работали активно. Ежегодно проводились конференции, издавались сборники научных статей. Я чаще всего писал о технических и конструктивных особенностях различных почвообрабатывающих машин: таких как, например, плоскорезов, противоэрозионных и штанговых культиваторов, сеялок и других машин. Внедрялась в производство безотвальная обработка почв, рекомендованная Т.С. Мальцевым и заимствованная нами из Канады, поэтому много статей было посвящено этому направлению. Мы с Огрызковым Е.П. были ярыми сторонниками безотвальной обработки почвы и пропагандировали эту систему. Я две весны провел у Т.С. Мальцева при испытании ножевидных зубовых борон и непосредственно от него воспринимал доводы о необходимости безотвальной обработки почвы. (Мы подружились с ним и даже ездили к нему в гости с молодой женой по его приглашению).

Кроме почвообработки, один период времени мы занимались процессом механизации уборки капусты. Инициатором и руководителем этой работы  был доцент кафедры ремонта машин – Костюшин Анатолий Константинович. На факультете механизации было создано конструкторское бюро, куда, кроме нас, входили передовые студенты мехфака. Нами была изобретена (с получением авторского свидетельства и патента), вычерчена и изготовлена на базе кафедры ремонта машин – капустоуборочная машина. Два сезона мы её испытывали в комплексе с пунктом доработки капусты в пригородном овощном совхозе «Заря», посёлок Дружино. Было очень интересно испытывать и дорабатывать машину собственной конструкции. Этот интерес усиливался ещё и таким фактом: когда мы, при очередной поломке машины, остановились, к нам подошли женщины, убиравшие капусту вручную, и поинтересовались: скоро ли мы запустим эту машину: «А то ведь тяжело нам, женщинам, выполнять эту работу: мужики то вон заруливают, а нам приходится спину гнуть». Вот в этой просьбе женщин и заключалась вся суть, весь интерес, вся необходимость нашей работы, которая и подталкивала нас на самоотверженные действия.

На другой год мы разработали, запатентовали и вычертили капустоуборочный комбайн, который и листья отделяет от кочанов (чего не делалось предыдущей машиной) и кочаны срезает на заданной высоте , и погружает их в рядом идущий транспорт.

Надо отдать должное: на факультете механизации и в институте в целом с пониманием  относились к нашей работе. Проректор по научной работе – Крючков Николай Михайлович – выделял нам автомобиль с водителем и трактор. Шли нам навстречу и по другим вопросам.

Для изготовления капустоуборочного комбайна,  чертежи которого мы делали в течение года, требовались деньги, материалы и другие затраты. Но наступил период перестройки и никому ничего не стало нужно. Капусту стали убирать снова вручную: студентами и солдатами. И всё!

На факультете механизации, да и в институте в целом, большое внимание и много времени уделялось общественной работе. В коммунистическую партию я вступил ещё в СибМИС. При этом тогда существовал такой порядок: пока в партию не вступит рабочий, интеллигентов не принимали. Я ходил в кандидатах два года. Партийная работа на факультете механизации была активной. Через некоторое время я был избран секретарём первичной партийной организации факультета механизации. Партийной работы было много: на факультете стояло на учёте более 50 членов КПСС, ежемесячно надо было собирать членские взносы (даже с командировочных), проводить регулярно партийные собрания, партбюро, партком, деканаты, беседы, приём в партию, в том числе студентов и т.п. Партийная работа отнимала не меньше времени, чем учебная, но считалась  необходимой и была полезной. Мы готовили не только технически грамотных, но и идеологически выдержанных специалистов – инженеров-механиков сельского хозяйства.

Я оставался секретарём первички мехфака вплоть до роспуска КПСС. Мы, привыкшие исполнять указания сверху, не дождались призыва к активным действиям, и тихо, и молча восприняли этот развал.

Памяти-В.-Тимофеева,-5-км.-кл.,-Омск,-30.12.jpgИз других интересных событий следует отметить, что в институте ежегодно проводились спортивные соревнования преподавателей между факультетами. И факультет механизации не всегда лидировал в этих состязаниях, а чаще всего экономфак и земфак. Но у меня есть целый ряд Почётных грамот за успешные выступления в спортивных баталиях. В то время, при активном участии Михайлова Александра Петровича (он был тогда заместителем декана экономфака), был организован клуб лыжников «Омич», активным участником которого я был со дня его основания. Наивысшим достижением было – второе место по области в 2015 году, о чём свидетельствует грамота. Но наиболее примечательным в этом направлении является издание сборника «Стихи о лыжниках», потому что кроме всего прочего на досуге я писал стихи.

Из всех наград, полученных за долгий трудовой путь, наиболее значительным являются: грамота областного Правительства за трудовые успехи, медаль «Ветеран труда» и орден «Партийная доблесть» от ЦК КПРФ. Кроме того, имеется целый ряд юбилейных медалей и грамот.

Интересно отметить то, что ежегодно проводились областные соревнования юных пахарей, которым предшествовали районные, а я был главным судьёй областных соревнований. Областное управление сельского хозяйства назначало меня на этот пост ещё со времён  Сибирской МИС. За эту работу имею целый ряд Почётных грамот. Работа была ответственная и хлопотная: разбивка поля, выбор агрегатов, инструктирования, судейство на участках и т.д. В конце соревнований я проверял все вспаханные полосы и безошибочно определял наилучшие, что подтверждалось участковыми судьями.

Таким образом, время работы в Омском государственном аграрном университете было самым насыщенным, самым интересным периодом моей жизни.

 




Возврат к списку